Реферат: Фундаментальная онтология М.Хайдеггера

Фрумкиным Сущее - все, о чем мы говорим, что имеем ввиду, к чему имеем отношение. Присутствие - сущее, понимающее бытие. Экзистенция - бытие, к которому присутствие относится как к своему. Присутствие понимает себя из своей экзистенции. Экзистенциальность - взаимосвязь структур, конституирующих экзистенцию, бытийное устройство присутствия. Феноменология - попытка взглянуть на сами вещи, минуя все концепции и прошлые мнения. Феноменология прорабатывать все подлежащее разбору в прямом показывании и в прямом доказывании. Такой подход предполагает элиминацию всякого недоказующего определения.

Вы точно человек?

От античности до Нового времени Историко-философский аспект Специальность Горького на кафедре истории философии Научный консультант: Бурханов; доктор философских наук, профессор В.

Признаком тому факт, что оба феномена большей частью остаются не разделены и ужасом обозначают то, что оказывается страхом, а страхом.

Роль общества в регуляции страха. Введение к работе Актуальность. Чувства и эмоции играют значительную роль в социальном бытии человека. Страх в своих различных формах является необходимой эмоциональной составляющей жизни личности, коллектива, общества. Типы и интенсивность различных страхов изменяются исторически: Но страх является не только одним из главных чувств, но и существенным модусом социального бытия человека, что переводит проблему изучения феномена страха из психологической в социально-философскую, онтологическую, гносеологическую, аксиологическую сферы исследования.

Страх как показатель наличия небытийной угрозы для существования человека социализируется в трёх основных универсальных формах: Каждая из этих трёх форм страха влияет соответственно на определённый онтический, духовный или нравственный уровень социального бытия личности. Воздействие страха в этих случаях на личность может быть как негативным, подавляющим активность человека и деформирующим его ценностные ориентиры, так и позитивным, позволяющим понять своё истинное предназначение в этом мире.

Социальное взаимодействие личности и общества в ряде аспектов во многом зависит от проявлений тех или иных форм страха и их интенсивности. Человеку, погружённому в повседневное бытие, индивидуально сложно позитивно противостоять страху.

Бытие и время образом с психическим, само оно не внутреннее состояние, которое потом загадочным образом выплескивается наружу и отцвечивает на вещах и лицах. Тут кажет себя вторая сущностная черта расположения. Оно есть экзистенциальный основообраз равноисходной разомкнутости мира, соприсутствия и экзистенции, поскольку последняя сама по сути есть бытие-в-мире. Рядом с этими двумя эксплицированными сущностными определениями расположения, размыканием брошенности и тем или иным размыканием целого бытия-в-мире, надо принять во внимание третье, которое прежде всего помогает более вникающему пониманию мирности мира.

Эта опережающая, принадлежащая к бытию-в разомкнутость мира конституирована и расположением. Допущение встречи с самого начала усматривающе, не просто лишь ощущение или разглядывание.

го бытия - одиночество, смерть и страх стали предметом научного иссле- дования Философское исследование феномена смерти в контексте взаимо- связи с другими .. 3 Хайдеггер М. Бытие и время. М; С.

Возникает объективный взгляд на личность, при котором она оказывается вполне заменимой любой другой личностью. Эти другие притом не определённые другие. По сути дела это — отчуждённый человек повседневности. Человек повседневности — несобственный. Процесс утилизации проникает также и в язык, который вырождается в господствующее общественное мнение, пустословие анонимной экзистенции; и в конце концов индивидуальность, успокоившаяся в праздной болтовне, исчезает в тумане недомолвок.

Созвучно Ницше, Хайдеггер бескомпромиссно обнажает структуры повседневной усредненности духа. Своеобразие, самость человека противится растворению в . Экзистенция может осуществляться в совместном бытии-с-другими уже потому, что самость проявляться только в отличии от других.

Феномен настроения: пути к осмыслению

Под А экзистенциальная конституция вот поэтому разбираются: Анализ бытийных черт бытия-вот экзистенциальный. Их бытийный образ в повседневности подлежит поэтому выявлению. Под Б повседневное бытие вот и падение присутствия соответственно конститутивному феномену речи, лежащему в понимании смотрению и соразмерно принадлежащему ему толкованию объяснению как экзистенциальные модусы повседневного бытия вот анализируются: Присутствие как расположение То, что мы онтологически помечаем титулом расположение, онтически есть самое знакомое и обыденное:

страх, решимость, бытие-к-смерти, совесть, ис- . В трактате «Бытие и время» человек предстает как сущее, имеющее собственное.

Понятия страха в экзистенциализме: Страх, согласно Хайдеггеру, может быть рассмотрен в трех взаимопринадлежащих аспектах: Это"страшное в его страшности" как раз указывает на предметность страха [там же]. В страхе мы всегда страшимся за себя, за свое бытие. Ежели мы говорим, что страшимся"за другого", то это не означает, что мы принимаем на себя его страх и страшимся угрожаемого ему, это значит, что мы страшимся за свое со-бытие с ним, то есть в конечном счете опять-таки за себя.

В экзистенциальной аналитике Хайдеггера страх не является"самостоятельным" феноменом. Страх как"модус расположенности" фундирован в ужасе -- одном из основорасположений, которое играет роль"отличительного" в экзистенциальной аналитике[20, с.

Реферат: Учение о бытии М. Хайдеггера

Учение о бытии М. Его направление относят к феноменологии, герменевтике, фундаментальной онтологии и, против его воли, к экзистенциализму. В современной философии, как и во всей предшествующей истории философии, проблема бытия является фундаментальной проблемой.

В статье рассматривается этический характер феномена ужаса в контексте В то время как какой-либо определенный предмет, вызывающий страх, « страхом» и «ужасом» указывает и М. Хайдеггер. В «Бытии и времени» он.

Наряду со всеми названными модификациями существует такая боязнь, которую, в сущности, уже нельзя назвать боязнью. Дело в том, что то, чего мы боимся, может остаться неопределенным, то есть уже не быть чем-то наличным в мире, и, соответственно этому, боязнь уже не затронет бытие-в как бытие-при в каком-то определенном модусе. При этом не возникает собственно растерянности: Угрожающее не является каким бы то ни было определенным сущим мира, однако и ему присуще характерное приближение; ведь и это неопределенное угрожающее находится вблизи, и может быть настолько близко, что оно как бы теснит нас, и все же оно не является присутствующим как это и то, чем-то опасным, внушающим боязнь в силу определенной отсылки окружающего мира в его значимости.

На нас может"напасть" страх посреди совершенно освоенного окружающего мира; зачастую для этого не требуется даже обычных сопровождающих это состояние феноменов темноты или одиночества. В окружающем мире, знакомом ближайшим образом, мы оказываемся как бы не у себя дома, причем не так, как бывает, когда мы теряем ориентацию в определенной области уже знакомого и освоенного мира, когда мы не дома именно в той местности, где сейчас находимся, но где-то еще вполне можем быть дома: В случае страха тоже имеется свое специфическое нечто, которого мы страшимся, и в более точной формулировке вопрос звучит так: После того, как страх прошел, мы говорим: Ничего не было; перед-чем страха — это ничто, то есть ничто из происходящего в мире, ничто определенное, никакое мировое сущее, — но поскольку оно все же может быть"вот", тесня нас в своей напористости, постольку оно есть нечто куда большее, нежели какая-либо опасность для боязни, а именно — сам мир в его мировости.

Феноменально неопределенность перед-чем, этого самого ничто как ничто в мире, вполне определена. Это мир в его мировости, который, правда, подает себя не как вещь мира. Это ничто как угрожающее находится совсем близко, настолько близко, что мы как бы охвачены им со всех сторон, и у нас перехватывает дыханье, но при этом оно не есть нечто такое, о чем мы могли бы сказать: С этим своеобразным и вполне изначальным феноменом, как и со всеми феноменами такого рода, связаны характерные иллюзии — иллюзии страха, которые могут быть вызваны, например, чисто физиологическими причинами.

Но эти физиологические причины существуют именно и только потому, что это сущее, определенное телесно, вообще может страшиться на основе своего бытия, а не потому, что тот или иной физиологический процесс может продуцировать что-то вроде страха.

БЫТИЕ И ВРЕМЯ

Его направление относят к феноменологии, герменевтике, фундаментальной онтологии и, против его воли, к экзистенциализму. Все остальные философские проблемы имеют смысл и значимость постольку, поскольку на них падает отблеск бытия. Занимаясь поисками бытия, философия отстаивает свою специфику перед наукой, религией, искусством, выявляет особый характер мышления, как особого способа жизни, в котором бытие может открыться.

ФЕНОМЕН страха СМЕРТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ . всё время оплодотворять друга, дабы не нарушать"права клеток"4. В Первой книге Моисея"Бытие" это описывается так:"И сказал Иуда Онану.

На оба вопроса надо ответить нет. Сущее, которое Декарт пытается онтологически принципиально схватить через , наоборот таково, что впервые открывается только в прохождении через ближайше подручное внутримирное сущее. Если же и эта возможность не существует, то должно быть приведено специальное доказательство, что Декарт не только дает скажем онтологический промах в определении мира, но что его интерпретация и ее основания привели к перескакиванию через феномен мира равно как через бытие ближайше подручного внутримирного сущего.

В критическом разборе Картезиева подхода нам придется поэтому спросить: Единственный и подлинный доступ к этому сущему есть познание, , а именно в смысле математически-физического познания. Математическое познание расценивается как тот способ постижения сущего, который во всякое время может быть уверен в надежном имении бытия схваченного им сущего. Что по своему способу бытия таково, что удовлетворяет бытию, становящемуся доступным в математическом познании, есть в собственном смысле.

Это сущее есть то, что всегда есть что оно есть; потому в воспринимаемом сущем ми- 95 ра его собственное бытие составляет то, о чем может быть показано, что оно имеет характер постоянного пребывания, как . Собственно есть всегда-длящееся остающееся. Что через нее доступно в сущем, составляет его бытие. Декарт осуществляет таким образом философски эксплицитно переключение воздействия традиционной онтологии на новоевропейскую математическую физику и ее трансцендентальные основания.

Декарту нет надобности ставить проблему адекватного доступа к внутримирному сущему.

§ 30. Страх как модус расположения

Его направление относят к феноменологии, герменевтике, фундаментальной онтологии и, против его воли, к экзистенциализму. В современной философии, как и во всей предшествующей истории философии, проблема бытия является фундаментальной проблемой. Все остальные философские проблемы имеют смысл и значимость постольку, поскольку на них падает отблеск бытия.

Занимаясь поисками бытия, философия отстаивает свою специфику перед наукой, религией, искусством, выявляет особый характер мышления, как особого способа жизни, в котором бытие может открыться. Поиски бытия не являются занятием небольшой узкопрофессиональной группы людей, а поиски человеком, говоря словами М. Хайдеггера, своего дома, то есть преодоление своей бездомности и осиротелости.

Главный критерий различения страха и ужаса — наличие или отсутствие у Лакана, или тревожности (как клиническому феномену). опускающейся на наше бытие, ворвавшись в него словно газ из закупоренных . дезертировать в связке со страхом быть убитым во время сдачи в плен;.

Вперед Внутри проблематики этого разыскания разные модусы расположения и обстоятельства их обоснования интерпретироваться не могут. Под титулом аффектов и чувств эти феномены давно знакомы и в философии все-таки уже были рассмотрены. Публичность как способ бытия людей ср. Внутрь настроения и изнутри него говорит оратор. Он нуждается в понимании возможностей… всякого настроения, чтобы правильным образом возбуждать его и управлять им.

Дальнейшее проведение интерпретации аффектов в Стое, равно как передача ее через патриотическую и схоластическую теологию вплоть до Нового времени известны, Незамеченным остается, что принципиальная онтологическая интерпретация аффективного вообще после Аристотеля едва ли смогла сделать достойный упоминания шаг вперед. Они снижаются до сопутствующих феноменов. Заслуга феноменологического исследования в подготовке снова более свободного взгляда на эти феномены. Правда, и здесь тоже экзистенциально-онтологические основания феномена акта вообще еще остаются в темноте.

Августин, Против Фавста кн. Экзистенциальное устройство этого ускользания будет прояснено на феномене падения. Расположение — экзистенциальный основоспособ, каким присутствие есть свое вот. Оно не только онтологически характеризует присутствие, но и на основе своего размыкания имеет для экзистенциальной аналитики принципиальное методическое значение.

Она, подобно всякой онтологической интерпретации вообще, способна лишь как бы прослушивать прежде уже разомкнутое сущее на его бытие.

Тема: Учение о бытии М. Хайдеггера

Страх как модус расположения Феномен страха поддается рассмотрению в трех аспектах: Эти возможные и взаимопринадлежные аспекты не случайны. С ними выходит на свет структура расположения вообще. Анализ восполняется указанием на возможные модификации страха, касающиеся конкретно различающихся структурных моментов в нем.

Страх, как феномен индивидуального сознания, есть трагический страх, Ключевые слова: авторизация, бытие, модусы, онтологический феномен, страх, ужас В то время как в покое и беспокойстве человек пребывает лишь.

Исключение составляет общепризнанность такого типа страха как страх смерти. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач. Тиллиха, аксиологическое понимание страха Р. Происходит глубокая метаморфоза внутреннего мира человека. Такая ситуация порождает массу нравственно нейтральных индивидов. Страх несёт опасность всему тому, что является ценным для человека как субъекта социальных отношений.

Учение о бытии М. Хайдеггера

Мы всегда боимся того или иного конкретного сущего, которое нам в том или ином определённом отношении угрожает. Страх перед чем-то касается всегда тоже каких-то определённых вещей, следовательно, боязливый и робкий прочно связаны с вещами, среди которых находится. Сам страх есть дающее-себя-задеть высвобождение так характеризованного угрожающего.

Страх не просто констатирует приближающееся, а открывает его сперва в его страшности. То, о-чём страх страшится, есть само страшащееся сущее, .

М. Хайдеггер как бы размыкает бытие в бездонность и безграничность . того, что"подобно бытию" – в этом одна из функций феномена времени. перед всегда есть страх о, в этом лежит настроенческая черта страха.

Метафизическая природа феномена страха. Раскрытие основных понятий"страха" в работах С. Фрейда Метафизическая природа феномена страха. Фрейда Введение Актуальность темы исследования. События последнего столетия свидетельствуют о том, что наука и общество столкнулись с фактом глобализации чувство страха в созданный самим же человеком мира. Страх становится объективным фактором, который влияет на процессы общественной жизни.

Это мнение подтверждается не только страхом современной цивилизации перед террористическими актами, глобальными войнами, экологическими катастрофами, технико-экономической глобализацией, но, прежде всего, переоценкой места и значимости обычного человека в оси-бытия. Переосмысление отношений человека с самим собой, с другими людьми и обществом в ситуации разрушения общечеловеческих моральных норм, жизни с двойными, тройными жизненными стандартами и принципами, непривычной для человека ответственности за свободу своего выбора принимает шизофренический характер.

И поэтому такое положение вещей вводит человека в аффективное состояние, где аргументы разума не действуют.

Весь смысл бытия в 97 секундах